Директор Института эпидемиологии и инфекционных
Суббота, 03.12.2016, 03:21
Приветствую Вас Гость | RSS
Мой сайт
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Июль 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2013 » Июль » 5 » Директор Института эпидемиологии и инфекционных
    10:02
     

    Директор Института эпидемиологии и инфекционных

    24.03.2011

    Директор Института эпидемиологии и инфекционных болезней АМН стоит во главе антивакцинальной кампании

    Виктор Мариевский

    Вот уж в чем не откажешь Виктору Мариевскому, директору Института эпидемиологии и инфекционных болезней им. Л. В. Громашевского, — так это в умении работать с людьми. Управлять так, чтобы никто из сотрудников не посмел возражать против процессов, разрушающих некогда ведущее научное учреждение, которое считается главным в стране по проблемам эпидемиологии, микробиологии, вирусологии, паразитологии и инфекционных заболеваний. Оно призвано координировать деятельность профильных отечественных институтов, принимает участие в разработке законов, обеспечивающих правовые основы противоэпидемических мероприятий и определяющих стратегию и тактику борьбы с инфекционными заболеваниями. Виктор Федорович руководит им с 2006 г.

    Роль данного института по научному сопровождению «калифорнийской золотой лихорадки» типа «свиной грипп» мы проанализировали в статье «Врачи народа».

    Тогда из этого научного учреждения ушел авторитетный специалист по гриппу — академик Аркадий Фролов, который проработал в институте 40 лет. Тогда же закрылась и лаборатория по полиомиелиту, которую в течение двух десятилетий возглавляла доктор наук, профессор Виктория Задорожная.

    Волюнтаристский стиль руководства

    Рассыпающийся фундамент в хозяйстве Виктора Мариевского. Фото Виталия СИЧНЯ

    — Какие там мотивы? Моя лаборатория была ликвидирована без обсуждения, — говорит Аркадий Федорович. — На ученом совете этот вопрос не рассматривался. Хотя на его заседаниях прежде всего положено обсуждать все изменения в структуре НИИ. И если совет решает, что направление того или иного подразделения бесперспективно, этот вердикт направляется в Академию наук или в Минздрав, где окончательно определяется его судьба. В данном случае решения принимались волюнтаристски.

    Виктор Федорович — непредсказуемый человек. Еще совсем недавно он раздавал обещания развивать техническое оснащение лаборатории, но в какой-то момент они сменились, мягко говоря, неинтеллигентными выпадами. Впрочем, не хочу вспоминать об этом. В моем достаточно почтенном возрасте не стану проявлять амбиции и сопротивляться стилю управления нынешнего руководителя.

    — Насколько соответствуют действительности нередко высказываемые суждения о «диктаторской манере» руководства Мариевского, о надменном отношении к подчиненным, подавлении творческих проявлений?

    — Мне очень жаль институт. Сочувствую своим бывшим коллегам. Дух демократизма, царивший здесь еще в те времена, когда коллективом руководил Лев Васильевич Громашевский, имя которого институт носит сегодня, в самом деле подавлен.

    Громашевский был моим научным руководителем, и когда я предложил написать докторскую по вирусологии — о роли вирусов при возникновении опухолей, — он скептически отнесся к этой теме, но сказал: «Работай. Посмотрим, что получится. Отрицательные результаты столь же важны для науки, как и положительные». Вот пример глубокого научного подхода.

    И в результате работы мне удалось, например, выяснить, что в Донецком регионе спустя несколько месяцев после эпидемии гриппа резко возрастает количество смертей от аденокарциномы легкого... В лаборатории химического канцерогенеза Института гигиены и медицинской экологии им. Марзеева, которым руководит недавно избранный президент АМН Андрей Сердюк, исследования о совместном действии вирусов и канцерогенных факторов были продолжены.

    В последнее время, занимаясь проблематикой прогнозирования эпидемий, мы совместно с учеными Института геофизики НАН вели направление о влиянии космического излучения на развитие эпидпроцессов в разных регионах страны, где его интенсивность неодинакова. Как вы знаете, идеи о космогенных факторах высказывал наш выдающийся соотечественник Владимир Вернадский. Однако выступая с докладом по этому вопросу, я столкнулся с полным непониманием Мариевского. Виктор Федорович охарактеризовал нашу работу в откровенно оскорбительном тоне. Я предложил собрать совещание и обсудить эту тему с участием ученых из других институтов, но, к сожалению, не был услышан.

    — Что вы можете сказать о своем преемнике на должности руководителя Центра гриппа — Александре Гриневиче?

    — Александр Иосифович — фармаколог по образованию. И как мне относиться к его назначению на эту должность? Это все равно как если бы мне, всю жизнь занимавшемуся проблемами гриппа, предложили возглавить, скажем, центр сердечно-сосудистой хирургии. Причем Центр гриппа перевели на базу СЭС, хотя при нормальном деловом подходе он должен действовать на базе нашего института.

    — Руководители в Минздраве и АМН спокойно отнеслись к вашему отстранению?

    — Многие выражали недоумение, но я отвечал, что при нынешнем институтском руководстве не рассматриваю возможности продолжать сотрудничество в любой форме. Мариевский и сам впоследствии предлагал мне вернуться, но я прямо сказал: с вами работать не могу и считаю, что ваши подходы к научной отрасли, извините, нельзя назвать государственными.

    За те 20 лет, на протяжении которых я руководил институтом, ни один из работавших там профессоров-ветеранов не ушел с обидой. Мы всегда поддерживали галерею портретов наших прославленных специалистов — при Мариевском ее сняли.

    Еще один характерный момент: упразднена собственная научная библиотека. Как такое могло пройти в НИИ, имеющем столетнюю историю?

    (Зато, по нашим данным, сдаются в аренду помещения, а в подвале институтской клиники, что на ул. Лаврской, расположилась кухня близлежащего заведения ресторанного типа. — Р. Б.

    Словом, остается надеяться, что демократические принципы вернутся в мой родной институт и он восстановит свою репутацию, хотя, честно говоря, я в это слабо верю.

    — Под каким предлогом была закрыта ваша лаборатория? — спрашиваю у Виктории Ивановны Задорожной, которая проработала в институте 30 лет и в свое время как завлабораторией полиомиелита и энтеровирусных инфекций получила от ВОЗ благодарность «за ликвидацию полиомиелита в европейском регионе».

    — Руководство института решило, что проблема полиомиелита для нашей страны утратила актуальность. Действительно, в 2002 г. ВОЗ признала территорию Украины свободной от циркуляции «дикого» (завозного) полиовируса, и в этом — заслуга нашей лаборатории. Однако забывать о проблеме не следует. Последние события в Таджикистане* подтверждают: мы не должны терять бдительность. Например, в России создаются дополнительные центры по этой проблеме, хотя у них есть отдельный институт полиомиелита. В последние годы уровень вакцинации от данного заболевания в нашей стране снижается до пределов, при которых может возобновиться циркуляция вируса.

    __________________________________________________
    *В мае прошлого года в Таджикистане зафиксирована вспышка полиомиелита (детский спинномозговой паралич, острое, высокозаразное инфекционное заболевание, обусловленное поражением серого вещества спинного мозга полиовирусом) — выявлено 409 случаев паралитического полиомиелита, в 83 случаях было подтверждено заражение так называемым диким (индийским) полиовирусом. Вспышка полиомиелита в республике началась при уровне вакцинации 86%. В некоторых областях нашей страны прививками охвачены менее чем 80% населения, а в большинстве регионов этот показатель колеблется в пределах 80—90%.

    — Каков на сегодня охват прививками от полиомиелита?

    — К сожалению, не располагаю такими данными, так как фактически отстранена от проблемы. С уверенностью могу сказать, что антивакцинальные настроения в обществе не идут ему на пользу. Мы можем в дальнейшем столкнуться со многими инфекциями, которые на сегодняшний день управляемы.

    — Сейчас тематику полиомиелита в Институте вообще никто не ведет?

    — Насколько я знаю, на этот год запланированы две темы, но не в курсе, кто их выполняет. В институте продолжает работать только одна сотрудница расформированной лаборатории — заслуженный профессор, ей 82 года.

    — Как вам сообщили о закрытии лаборатории?

    — Я была в отпуске; позвонила завотделом кадров и ознакомила с приказом о понижении меня в должности до ведущего научного сотрудника. Таким образом директор дал понять, что институту я больше не нужна.

    — А как он относился к вам раньше?

    — С ним очень сложно работать. Например, чтобы опубликовать научную статью в специализированном издании, он требовал представить текст ему на рассмотрение, причем вместе с ксерокопиями всех статей, вышедших за три года. И нужно было отксерокопировать несколько десятков публикаций непонятно для чего, — чтобы он решил, можно ли публиковать данную статью или нет.

    Если меня приглашали куда-то, например в Минздрав, выступить с докладом, он почему-то вычеркивал мою фамилию. Не знаю, откуда такая неприязнь — у меня к нему неприязни не было, я неконфликтный человек, и кроме помощи он от меня ничего не получал. Тем более обидно узнавать, что на заседании СНБО, где обсуждались события в Таджикистане и шла речь о восстановлении лаборатории под моим руководством, он заявил, что якобы ликвидировал ее после того, как я ушла.

    — А вы хотели бы вернуться в институт?

    — Пока его возглавляет этот директор, я не вернусь. Очень люблю свой институт, отдала ему свои лучшие годы, все свои знания, и, конечно же, хотела бы там работать. Но будет ли возможность воссоздать все, что разрушено? Не знаю...

    Замятый скандал с гепатитом

    В июле прошлого года ГУ МВД обнародовало информацию, что в 2007— 2008 гг. сотрудники клиники Института эпидемиологии и инфекционных болезней продавали пациентам дорогостоящие лекарства, которые получали по целевой госпрограмме и должны были предоставлять больным гепатитом С бесплатно (лечение обходилось примерно в 10 тыс. грн.).

    Мариевский — специалист по вирусным гепатитам (а также по внутрибольничным инфекциям, ВИЧ-инфекциям и СПИДу).

    По данным старшего оперуполномоченного управления по борьбе с экономическими преступлениями Валентина Зорбы, в клинике принимали на стационарное лечение людей, не страдающих гепатитом С (или с легкой его формой, не требующей применения новейших лекарств), и, подделывая истории болезней и листы назначения, выписывали препараты на имя таких пациентов, а после продавали «налево». Многим из тех, кто действительно страдал гепатитом С, но не имел денег на дорогой препарат, проводили неполный курс, а то и отказывали в лечении. По оперативным данным, пострадали 23 человека из 16 областей, однако многие просто отказывались рассказывать о своем лечении, опасаясь испортить отношения с докторами.

    Валентин Зорба считает, что врачи стали заложниками обстоятельств — они выполняли команды руководства, боясь потерять работу.

    Заявление оперуполномоченного было опубликовано в нескольких украинских СМИ**, однако впоследствии о злоупотреблениях не вспоминали.

    ______________________________________________
    **При подготовке публикации использовалась информация из газет «ЗН», «Факты и комментарии» «Восточный экспресс», «КП в Украине».

    Вакцины: проверяем только упаковку

    Институт обязан также заниматься разработкой законов и правовых основ противоэпидемических мероприятий, определять стратегию и тактику борьбы с инфекционными заболеваниями.

    Как он это делает — ярко иллюстрирует «актуальная» информация, размещенная на официальном сайте института в рубрике для читателей.

    Нам рекомендуют «відкласти ділові та туристичні поїздки в регіони, де виявлені випадки захворювань на свинячий грип, мінімізувати контакти з хворими свинями і повідомляти відповідні медичні служби про хворих тварин». Размещено здесь и сообщение, согласно которому «більшість людей заражається через тривалий, тісний контакт з інфікованими свинями». Но ведь в таком случае беспрецедентные противоэпидемические меры власти придется признать не только преступными, но и особо изощренными, а все заявления Мариевского по этой теме и сведения, приводимые в научных работах института, — лживыми. Возьмем еще и такой стратегический момент. Например, директор ГП «Научно-экспертный институт лекарственных средств и изделий медицинского назначения» — доктор биологических наук, профессор Александр Васильев убежден, что работа по эпидемиологической части в правовом русле в стране вообще не ведется:

    «Если регуляторные органы развитых стран имеют в своих наработках за период последних 10—15 лет сотни научно обоснованных документов по поводу медицинских иммунобиологических препаратов, то у нас основные усилия в этом направлении сосредоточены на бесконечных изменениях и переработках приказа МЗ № 486 «О защите населения от инфекционных болезней».

    Ни одна из вакцин, применявшихся в стране в последние годы, не проходила лабораторный контроль безопасности и качества при регистрации, как того требует законодательство. В государстве просто нет оборудования, позволяющего проверять специфическую активность того или иного препарата.

    Сам Мариевский, будучи членом комиссии по регистрации иммунобиопрепаратов и акционером одной из фармацевтических фирм, эту ситуацию объясняет политическими причинами: «Мы взялись за создание системы контроля... Однако из-за постоянных перетасовок во властных структурах и МЗ воплотить это в жизнь не удалось. На сегодня система контроля качества иммунобиопрепаратов построена на основе документальной проверки сертификатов качества производителей и в отдельных случаях — требований относительно упаковки, маркирования».

    Иными словами, мы готовы покупать и вводить населению любое плацебо, лишь было бы оно хорошо упаковано да документы на него соответствовали бюрократическим процедурам. И хорошо еще, если полученная таким образом субстанция окажется пусть бесполезной, но хотя бы безвредной. А вдруг она таит в себе серьезную опасность — как та сомнительная индийская вакцина от кори и краснухи, из-за которой оборвалась жизнь подростка?

    Однако по поводу прививок от кори и краснухи у Мариевского также сомнений не возникало:

    «Делать прививки или нет? Обязательно делать, — говорил он в интервью корреспонденту. — Есть конкретные данные: болело очень большое количество населения, и мы должны защитить это население».

    Когда корреспондент попросил уточнить это утверждение, привести конкретные эпидданные, выяснилось, что их нет. Но Виктору Федоровичу достаточно ощущений: «У нас эпидемическое неблагополучие относительно кори. И мы это постоянно ощущаем — вспышки то там, то там. Основная причина — отсутствие иммунитета. Нам нужно проводить эту акцию».

    Должен ответить по всей строгости!

    На сайте института совершенно верно утверждается, что просчеты в иммунопрофилактике в стране способствовали активизации «антивакцинальной кампании, которую уже поддерживают и медицинские работники», — и на наш взгляд, одним из законодателей антивакцинальной моды как раз и выступает Виктор Мариевский.

    «Я считаю, когда о вреде вакцинаций утверждает кто попало, то это не только неправильно, но и антизаконно, — заявляет он в характерной манере. — Разные, без медицинского образования, рассуждают о «жутких прививках», в прессе выступают, книги издают... Они должны ответить по всей строгости!»

    Уж если кому и отвечать, то справедливее спросить по всей строгости с Виктора Федоровича.

    Характерное для Мариевского надменное отношение к людям проявляется и в интервью корреспонденту «КП в Украине». Журналистка недоумевает по поводу вакцинации от свиного гриппа, которую решено проводить в разгар эпидемии:

    — Как вы полагаете, пока препарат начнут развозить по областям и районам, грипп по темпам не опередит прививки?

    — Дорогая моя, я не знаю, где есть вакцина и сколько ее! И потом — вы, наверное, забыли: я директор института, а не чиновник Минздрава! Чего вы меня вообще о таких вещах спрашиваете?

    — Извините. Думала, вдруг на совещаниях в СНБО или на других авторитетных заседаниях по гриппу, где вы регулярно бываете, об этом вспоминали.

    — То, что вакцины являются на сегодняшний день панацеей — однозначно!

    — Что украинская наука в принципе сегодня знает об этой зарубежной «антисвиной» вакцине?

    — Защищает от калифорнийского гриппа. Производится в нескольких странах. Прошла соответствующие испытания. Что еще надо знать?

    ...А знать следовало бы многое. И кому же как не ученым и объяснить все людям, кому как не им проявлять в случае с вакцинированием особую осторожность, осмотрительность? Как известно, население справилось с гриппом и в том, и в нынешнем году без этой «панацеи».

    Что побуждало Мариевского делать публичные антинаучные заявления? Приказы сверху? Или конкретная материальная заинтересованность?

    Полагаем, на этот вопрос должны ответить соответствующие органы.

    И если уж говорить о возвращении доверия населения к вакцинации, то АМН (где, как известно, происходят кардинальные реформы) следует провести «дезинфекционные процедуры» в Институте эпидемиологии и инфекционных заболеваний им. Громашевского. И дать оценку работе директора, проверив изложенные выше факты.

    Это — вопрос национальной безопасности. В нашей стране официально регистрируется 52 формы инфекционных заболеваний, ежегодно ими болеют 8—10 млн. человек. Смертность от них ежегодно растет. С показателя 11,1 на 100 тыс. населения в 1990-м — до 36,2 в 2009 г. И большинство пострадавших заражаются не в результате «тесных длительных контактов с инфицированными свиньями».

    Справка «2000»

    Аркадий Фролов

    Аркадий Фролов — ученый в области вирусологии и эпидемиологии, организатор медицинской науки, член- корреспондент НАНУ (1992), АМНУ (1993) и российской АМН, заслуженный деятель науки и техники Украины (1990).

    Аркадий Федорович доказал, что вирус гриппа может длительное время сохраняться в организме и участвовать в развитии хронических заболеваний, злокачественных новообразований. Результатом исследований в этой области стала диссертация «Роль некоторых инфекционных вирусов в процессах канцерогенеза». Им раскрыты приоритетные механизмы формирования новых эпидемических штаммов вируса.

    В 1974 г. Фролова назначили директором Киевского НИИ инфекционных болезней Минздрава УССР, а в 1981-м — директором Киевского НИИ эпидемиологии и инфекционных болезней им. Л. В. Громашевского МЗ.

    Его многоплановые исследования нашли отражение в монографиях «Вирусный гепатит» (1980), «Грипп» (1983), «Жирнокислотные профили бактерий, патогенных для человека и животных» (1992), «Персистенция вирусов» (1995), «Вирусные гепатиты А и Е у детей» (1996).

    Фролов основал научную школу по вопросам вирусной персистенции, подготовил более 50 специалистов высшей категории, в том числе 10 докторов и 30 кандидатов наук.

    Роман БАРАШЕВ Данная статья вышла в выпуске №12 (551) 25 - 31 марта 2011 г.
    Просмотров: 275 | Добавил: thiseed | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Copyright MyCorp © 2016Создать бесплатный сайт с uCoz